Кpиптогpафия от папиpуса до компьютеpа




Криптология в России


Странные русские письмена встречаются, начиная с самой древности. Однако по этому поводу много разных мнений: одна часть лингвистов считает их остатками древней системы письменности - чертами и резами, вытесненной кириллическим алфавитом, другая часть - культовыми или календарными знаками и лишь немногие настоящими шифрами. Действительно, почему бы запись на бересте или на еще не обожженном сосуде не мог сделать ребенок, незнающий грамоты, но стремящийся подражать взрослым? Но надписи на украше- ниях, колоколах, оружии или деревянных идолах несомненно принадлежат взрослым и осмысленны. Кроме того, есть двуязычные тексты выполненные резами и буквицей. Поэтому древние системы письменности хоть и слабо, но известны. Даже древние записи музыки выполненные крюками хоть и неоднозначно, но читаются. Чаще всего за шифры принимаются руны венедов, содержащие около 16 символов, которых явно недостаточно для передачи всех славянских звуков. Интересно заметить близость славянских рунических знаков фракийским, редкие письменные памятники которых относятся к первому тысячелетию до нашей эры. Если принять активно развиваемую в последнее время гипотезу происхождения славян от фракийцев, возводящую их к Спартаку и союзникам древней Трои, то имеем записи на забытой системе письменности (о древности этой системы говорит малое число букв алфавита, когда гласные звуки на письме не отображались, как в финикийском и ряде других древних языков Малой Азии.) , но не шифры.

Бесспорно, тем не менее, что уже с XIV века в Новгороде существовала техника тайного письма, продолжение которой можно найти в шифровках русских дипломатических документов позднейших времен. Это были шифры простой замены, даже скорее коды, потому что кроме букв встречаются символы странных очертаний. В шифровке князя Барятинского, которую Н.М. Сперанский обнаружил на форзаце книги начала XVII века, имеются такие знаки:

буква сообщения

АЕКПРСТЯ

знак кода

ГЭ=+Х"ШЮ

Следует заметить, что соответствие букв знакам этого кода было многозначным: буква С могла передаваться вроде ^ и наподобие S. В средние века на Руси складывается и тарабарский язык, на котором общались афони и проходимцы. Фраза ВОЗЬМИ СУМУ звучала по-тарабарски как ТАРА-ВОБАРА-ЗЬМИ ТАРА-СУ-БАРА-МУ. Он дожил до начала этого века оставив о себе в память слово тарабарщина, синоним чего-то непонятного. Из этих примеров видно, что уровень развития криптографии на Руси в это время безнадежно отставал от европейского.
     Однако через торговые связи Новгорода с Германией на Руси очень скоро становились известны все важнейшие открытия, вроде бумаги и пороха. С основанием московской Патриаршей библиотеки, хорошо известной даже в Европе по богатству содержащейся в ней светской литературы и включающей даже переводы эротических арабских новелл, создается реальная возможность заимствования передовых западных шифровальных систем. Необходимость улучшения состояния государевой службы шифрования входящей в Посольский приказ особенно стала чувствоваться в конце XVII века, когда усилиями русской дипломатической службы расширяются международные связи Москвы. Заключая с Польшей в 1667 году Андрусовское перемирие, видный русский дипломат Ордин-Нащокин одновременно учредил и постоянную почтовую связь России с Европой. Это давало возможность развития шифрованной переписки.
     Коренным образом положение меняется с приходом к власти Петра 1, который в 1712 году встречался с Лейбницем, чтобы уговорить его разработать проекты развития образования и государственного устройства в России. Крупный европейский криптограф придавал в своих проектах развитию шифрования большое значение, и в Петербурге появилась цифирная палата, задачами которой было развитие и использование систем шифрования. Видимо, Петр 1 не очень-то следовал своему почтовому указу 1698 года, повелевающему "отнюдь ничьей грамотки не распечатывать и не смотреть...", так как вся иностранная почта доставлялась в посольский приказ для вскрытия и досмотра. Название цифирной палата получила, возможно, по старой алфавитной системе записи чисел. Выделение цифр, да и имен собственных в тексте раньше делалось с помощью титла - специального знака, проставляемого над строкой. Шифры приходилось выделять в сообщении так же, как и цифры, титловать их. Поэтому вполне понятно название шифра цифирью, то есть текстом, требующим специального прочтения. Впрочем, еще считают слово цифирный в названии палаты калькой или буквальным заимствованием французского слова chiffre, означающего шифр и цифру.
     Наиболее быстро применение криптографии развивалось в дипломатической службе обновленного Российского государства, а военные были более консервативны, но и в их среде во время войны 1812 года замечается знание и употребление шифров. Исследователи творчества Пушкина находят шифровки, периодически появляющиеся в его записных книжках. Десятая глава "Евгения Онегина" отчасти была сожжена поэтом, а остатки дошли до нас в виде фрагментов, большей частью зашифрованных. Окончательная расшифровка их была завершена лишь в 1910 году, хотя разбиение шифрованного текста на строфы уточнялось и позднее.
     Гораздо более интересно использование шифров в письмах Грибоедова к своей жене из Персии. Уже в советское время некоторых его биографов смутил тот факт, что в отдельных письмах из Персии жене нарушается характерный стиль и замечательный писатель не похож сам на себя. При исследовании, сделанном криптоаналитиками, оказалось, что эти письма содержали дипломатические послания Александра Сергеевича. Они были сделаны через накладываемый на лист бумаги трафарет, в котором были вырезаны отдельные окошки под буквы. Написав донесение через трафарет, Грибоедов дописывал разбросанные по листу буквы в связный текст так, чтобы он содержал письмо жене и отправлял его с обычной почтой. Российские секретные службы перехватывали это письмо, или, как принято говорить, перлюстрировали, расшифровали, а затем доставляли адресату. Повидимому, жена его не догадывалась о двойном назначении этих посланий. Отметим большое остроумие примененного шифра и хорошую надежность; имея отдельное письмо, вскрыть шифр практически невозможно, а переписывание текста от руки разрушало шифровку, поскольку буквы неизбежно сдвигались по месту расположения.
     Цифирное дело в России развивалось и шифры стали употребляться не только для зарубежной, но и внутренней переписки. Известно, что сенатор, тайный советник Тапильский, посланный из Петербурга Александром II в Москву к митрополиту Филарету с просьбой составить царский манифест 1861 года об освобождении крестьян, имел личный шифр для почтовых отправлений. Деликатность миссии сенатора заключалась лишь в том, что царь считал нежелательным разглашение факта поручения духовному лицу светского дела. С выстрелами в царя Каракозова наступил, новый период деятельности российской криптографической службы. Началось состязание охранки с революционерами: кто быстрее - жандармы переловят террористов или террористы убьют царя. Сейчас историки наперебой предлагают имена: Азеф, Гапон, Дегаев, Малиновский, Окладский, Романов, Тихомиров (перечислены фамилии агентов царской охранки.) - вот кто предавал охранке имена революционеров и их планы. Однако, начиная с семидесятых годов XIX века и до революции, правительственные криптоаналитики читали все без исключения перехватываемые шифровки революционеров.




Содержание  Назад  Вперед